January 31st, 2012

white victory

Почему Навальный не менее привлекателен на контрасте с Путиным,нежели Путин на контрасте с Ельциным

Оригинал взят у pavel_nesterov в post


Ну, во-первых, это первый российский оппозиционер, который не выглядит как карикатурный склизский проныра с семитским блеском в глазах, добравшийся до чужого общака. Если Навального выбирали, то выбирал мастер; здесь все детально отшлифовано: статная фигура, русская (даже слишком, неестественно русская) внешность, улыбка а-ля обамовская Yes we can, умение одеваться (это после безумных шарфов какой-нибудь Альбац!), говорить, и говорить по делу – со счетами, документами, банковскими выписками, печатями и накладными. На Навального бросились так же, как на Путина после разваливающегося алкоголика Ельцина – наконец-то нормальный человек. Вы заметили, как мало в российской политике просто нормальных людей – без психических отклонений, дергающихся век, бардовского пафоса и капающей изо рта слюны?

Во-вторых – Йельский университет и образование в принципе. Это, конечно, кровоточащая рана советских - «учоные-кипяченые» вызывают у них рефлекторную анальную боль, как же так, мол, в наше время оканчивали сельскую школу и ничего, - шестой частью суши управляли, а тут молодой, учился в США – не иначе как шпион и вредитель. Вообще, достаточно открыть корпоративный сайт любого крупного российского предприятия (например, банка), зайти в раздел «Топ-менеджмент» и почитать биографию руководителей. Ребята, там у всех поголовно MBA из Европы или США. В то время как мастер холодильной промышленности Вассерман гундит из своей пропахшей плотвой жилетки про американский Госдеп – люди учатся за рубежом, строят карьеру, ездят на Infiniti, покупают недвижимость в Хорватии. Это не говоря уже о том, что надо сильно постараться, чтобы найти у США причины свергать существующий российский режим

А в-третьих, впервые оппозиционная коммуникация достигла правильной, единственно действенной целевой аудитории – среднего класса. В качестве role model для этих людей Навальный оставляет яшиных, немцовых и прочих чириковых далеко позади. Сигнал понятен – выходи на Болотную, будет у тебя и симпатичная жена, и тачка, и отпуск в Мексике. А главное – жизнь без лжи, взяток, постоянного выкручивания и унижениями перед чиновниками. Навальный – это европеец, который пришел к русским людям с профессией (или бизнесом) и сверлящим чувством того, что их на*бывают (а их действительно на*бывают) и показал, что существует принципиально иная модель жизни – и эти люди за ним пошли. А средний класс – это не уральские рабочие и не одурманенные телевизором пенсионеры, которым можно ссать в глаза и кормить федеральной гречкой. Так что устраивайтесь поудобнее, впереди у нас много интересного

general_swain

Система достигла такой степени разложения, что принимает решения, работающие против нее самой

ОНФ под руководством Вячеслава Володина придумал, как обеспечить голосование за Путина в первом туре: по всей стране будут собираться альтернативные митинги за Путина, добровольно и в едином порыве.
Сам по себе принцип не нов. Опробован донецкими братками для борьбы с Майданом, а также Сурковым и Ко – для борьбы с «оранжевыми революциями». Вот только непонятно, как то, что не удалось Суркову, удастся Володину.
Главный недостаток этого способа в нынешнем исполнении очень прост. Адресат подобного рода митингов не избиратель. Адресат – сам Путин. Главной их целью вовсе будет убедить не избирателя голосовать за Путина. Главная их цель – убедить Путина, что его любит избиратель, и под это дело распилить бабки и решить свои проблемы. Система достигла такой степени разложения, что принимает решения, работающие против нее самой.
(...) На мой взгляд, эти предвыборные визиты и митинги будут одним из мощнейших средств канализации недовольства уже лично к Путину. Потому как смешение жанров. Либо барин приезжает к холопам, и тогда холопов держат с утра на ногах в цеху, как в концлагере, не удосужившись даже покормить (эдакое пребывание в большом СИЗО в ожидании явления Путина). Либо кандидат приезжает к избирателям.
Признаться, я тут грустила о том, что 100-тысячный митинг – это, конечно, хорошо, но ведь 100 тысяч – это еще не весь народ. И пока народ не присоединится к нарождающемуся среднему классу – толка не будет. Как же расшевелить народ? Похоже, Володин и ОНФ взялись решить за оппозицию эту задачу.
Там нужны рабы...
ЕЖ, 31 ЯНВАРЯ 2012 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА


АПДЕЙТ. Латынина комментировала ситуацию со "сгоном" заводских рабочих на путинги.
Но система, похоже, идёт просто вразнос, поскольку функционеры тупо пытаются свои методы применить к...

преподавателям вузов!
Преподаватели вузов жалуются, что их сгоняют на митинг за В.Путина
"Руководство моего факультета поставили раком, заставив обеспечить явку всего преподавательского состава на митинг в поддержку Путина 4-го февраля", - пишет в Facebook преподаватель.
"Так бы студентов погнали, но студенты, блин, все на каникулах, хрен соберешь. Поэтому гонят преподов. Университет обязан выставить 4000 человек, все указания даются устно, никакого приказа, разумеется, нет. То есть поймать на нарушении закона формально никого невозможно, доказательств этого нарушения закона нет", - жалуется О.Наймушина.
Стоит отметить, что с подобными жалобами ранее выступили учителя нескольких столичных школ, а также работники ряда госпредприятий.
Позднее, правда, в столичном департаменте образования опровергли информацию о привлечении учителей столичных школ на митинг в поддержку В.Путина. Как выяснилось, приглашения на пропутинский митинг рассылал Российский профсоюз работников народного образования и науки. В Профсоюзе уточнили, что педагогов лишь приглашают прийти на митинг в поддержку премьера, но не принуждают.
Напомним, митинг в поддержку кандидата в президенты РФ Владимира Путина запланирован на субботу, 4 февраля. Это мероприятие пройдет на Поклонной горе в Москве в один день с митингом "За честные выборы" (и©точник)
general_swain

Я тоже очень не люблю стоматологов. Но если выборов нет, но нет и выбора. Придется ходить часто...

Когда-то его пост, густо перчёный и очень искренний, взорвал ЖЖ. И во множестве репликаций, перепечаток не только сделал автора заметным в сообществе, ставшем "белоленточным", но и реально вывел на улицы множество таких же искренних.
Нынешний призыв 
bocharsky в Почему надо идти на митинг - 2 не столь запальчив. Скорее, даже - взвешенно разумный, с параллелями, понятными всем и каждому. А именно: есть вещи, которые нужно делать педантично и регулярно - как поход к стоматологу или на техосмотр.

Чтобы и зубы были целы, и машина радовала. Так, глядишь, и в стране порядка прибудет...

"Понимаешь, это типа как на работу ходить",-- говорит Дима.-"Скучно, но надо". Мы обсуждаем в буфете планы на субботу, 4 февраля. В субботу 4 февраля я иду на митинг. Ну и все идут.
Собственно вопрос "зачем" даже не стоял. И так все понятно. Просто вспоминали, что Болотная была уже больше похожа на первомай. И если, например, участникам Чистых Прудов было реально стремно гоняться от ОМОНа, то на Болотной было лишь немного нервозно совсем чуть-чуть, да и то поначалу. А на Сахарова и вовсе было чуть ли не до обидного чинно, мирно, благородно.
Скучно, нету революционного градуса.

"Я понимаю, что скучно",-- говорит Дима. И развивает мысль, что это вроде как ходить в бассейн, или к стоматологу. Или пригонять машину на ТО. Можно конечно не ходить, и не пригонять. Но вот результат вскоре всего не порадует.

Collapse )
Когда Путин говорит, что решил провести с нами еще 12 лет, я понимаю, что когда истекут эти 12 лет, мне будет уже 52 года. И может быть тогда появится новый шанс. Да и то, весьма вероятностный. Прямо какая-то жизнь в ожидании кометы Галлея.

Мне совершенно не хочется жить в ожидании кометы Галлея. Размышления о том, что "вечности нет", что время счетно, и его, собственно, очень мало, мотивирует не тратить его на пустяки. Оно же мотивирует на то, чтобы бороться за качество этого времени.

Конечно, было бы очень круто просто один раз сходить на выборы. Я тоже очень не люблю стоматологов. Но если выборов нет, но нет и выбора. Придется ходить часто, хоть это и хлопотно. Как на работу.
черно белый

Мы такие разные... И такие похожие...

Не удержался - перепост.
Без политики.


Под первым снимком, ©тащенным с дёрти, трогательная подпись:
Во время нашего посещения приюта для девочек–сирот в Ченнаи мой полуторагодовалый малыш с интересом разглядывал собравшихся вокруг детей. Он не испытывал при этом ни страха, ни смущения. Лишь немного недоумевал, отчего вдруг вокруг вся эта суета и возбуждение. "И это я ещё не принёс свои машинки!" — радостно подумал он.
А вторую развесили в комментариях.
Великолепно...
основной

Жемчужины от Марины Журинской

...В 70-х годах я отправилась в Святые горы (тогда Пушкинские) и в гостинице при монастыре (он не действовал) встретила женщину, которая статью, говором, светловолосостью и синеглазостью сильно отличалась от окружающих. Так и есть: из Вологды... Эта северянка оказалась на Псковщине, выйдя замуж, а овдовев, там и осталась. Но сказала, что не очень-то ей здесь нравится: народ плохой. На вопрос, чем же это ей местный народ не приглянулся, шепотом ответила: «Женщины черным словом ругаются».
Для пережившего гражданскую войну М. А. Булгакова признак конца света — это матерная ругань в темноте женскими голосами. Оказывается, конец света — процедура достаточно длительная.

...Есть еще такое воззрение (именовать его теорией что-то не хочется), что сквернословие снижает уровень агрессии. Воззрение это хочется определить как чистый марксизм, потому что с виду все сходится, а на практике не действует.

...Слова, не употребляющиеся в письменной речи, из языка довольно быстро вымываются; сторонники исконно-посконности ругательств были бы удивлены, узнав про то, что эта лексика относительно недавняя. Правда, до нее была другая. Но постоянная смена гарантировалась относительно узкой сферой употребления и в свою очередь гарантировала узость этой сферы. А вот при письменной фиксации эти слова в языке задерживаются и образуют довольно точный аналог раковой опухоли, пожирающей здоровые ткани, потому что найти подходящее слово — это труд, а выплюнуть ругательство — чего уж проще! В результате язык обедняется. А он, между прочим, связан с мышлением. А к тому же объем человеческой памяти ограничен, хотя и колеблется в значительных пределах. Тем самым если в памяти оседают бранные слова, то опять-таки за счет других средств языкового выражения.
Грязные слова — грязные мысли — неспособность к благородству мыслей и чувств, — вот результат разгула сквернословия.
...В. Н. Ярцева была директором Института языкознания и при этом беспартийной, что было-таки странно. Дама из хорошей семьи, с манерами. Как-то отправилась в элитный санаторий, где с ней познакомился главный редактор «Правды» и в ходе культурной беседы с интеллигентной женщиной спросил: «А как Вам нравится наша газета?» — «А я ее не читаю», — отвечала В. Н., что по тем временам было близко к государственной измене. И объяснила: «Я начинаю читать передовицу и сразу вижу злобную грубую брань. Я этого читать не могу».
Так вот, я начала было читать статью юриста Зорькина с вроде бы оценкой текущего момента — и сразу натолкнулась на грубую злобную брань абсолютно в стиле старой партийной газеты. Я этого читать не могу.
От©юда
Не могу не процитировать еще раз - для тех, кто в танке:
чистый марксизм, потому что с виду все сходится, а на практике не действует
Помимо марксизма, многие другие теории попадут под это разящее определение.
А юрист Зорькин, как видим, интеллигентной дамой припечатан и без обсценной лексики...
основной

«София» по-гречески – это ПРАКТИЧЕСКАЯ мудрость. И очень своевременная!

Сегодня появилась вторая часть беседы с М.Н.Эпштейном «о языке и не только». Первую я воспроизводил полностью, а нынешнюю – лишь частично.

Михаил Наумович меня – как гуманитария и почти-филолога – успокоил: наши умения будут востребованы обществом в ближайшее время. Тем обществом, ради которого, собственно, все это: «за любого, кроме», и белые ленты, и митинги-шествия.

Надо читать обязательно. Вдумчиво. С наслаждением и пользой.

София – очень практична!

Куда мы идем? Язык. Общество. Наука

От редакции. «Русский журнал» публикует вторую часть беседы с Михаилом Эпштейном. На этот раз мы побеседовали с ним о сетевом социуме и гуманитарных науках.

Михаил Эпштейн – философ, культуролог, литературовед, эссеист, заслуженный профессор теории культуры и русской литературы университета Эмори (Атланта). Член российского Пен-клуба и Академии российской современной словесности.

* * *

От социальных сетей к сетевому социуму

РЖ: Что вы думаете про декабрьские выступления? Что движет этими людьми? Что их объединяет?

М.Э.: То, что происходит сейчас в России с декабря и уже получило название ай-декабризма, – это движение от социальных сетей к сетевому социуму. Навыки сетевого общения настолько вошли в плоть и кровь молодого поколения, что, попадая в реал, оно остро ощущает несовместимость устоявшихся, вертикальных, учрежденческих, институциональных структур с тем опытом спонтанного общения, который оно приобрело в Сети. В теории постмодерна есть понятие "ризома" – это грибница, т.е. такие разветвленные нити, переплетающиеся связи, которые не дают основания для роста по вертикали. Ризома противопоставлена классической структуре корня, ствола, дерева. В ризоме все связано со всем, все спутано, нет верха и низа, нет центров власти и иерархии. Опыт обитателей Сети ризоматичен, нелинеен и децентрирован. Мысль одного непосредственно передается многим и вызывает прямые отзывы, комментарии, которые разбегаются вширь, как грибница, захватывая все новых сомышленников. Поэтому мы наблюдаем не просто протестные политические движения, а столкновение двух типов социальной организации. Той, которая родилась в старых чиновно-бюрократических системах во всем мире, с администрированием, центральным стволом государства, вертикалью власти, – и новой ментальностью сетевого общения, непосредственной демократии, точнее, нетократии. Нетократия (анг. net, рус. "нет") – это власть сетевых сообществ и одновременно – "нет" всякой кратии, т.е. власти старого, вертикального образца.

Происходит нетификация социума, который все больше обретает сходство с сетью. Когда–то, в индустриальную эпоху, говорили об электрификации, газификации, химизации народного хозяйства, а информационная эпоха рождает новое явление – нетификацию, т.е. перенос принципов организации сети в реально–исторический мир. Так что странные протестные движения, которые сейчас вдруг охватили и Запад, и арабский Восток, и Россию, – это прорыв новых, электронно порождаемых типов коммуникации. По–английски это называется EGGS, electronically generated groups, т.е. зародыши (буквально "яйца") новой социальности. Можно предположить, что ризоматический способ коммуникации будет вскоре преобладать в мире. Значит, мы накануне рождения нового социума.

РЖ. Замечали ли вы известную разнонаправленность протестов: с одной стороны, они вроде бы выражают конкретно-политические требования, но одновременно это и протест против политики как таковой… Как бы вы это объяснили?

М.Э.: Сама политика становится стихийно аполитичной. Политика обычно определяется как борьба за власть, искусство завоевания и расширения власти. Эта политичность старого образца, ее государственные и партийные институции перестают устраивать сетян, выходцев сетевого класса. Отличие от ХХ века в том, что в советское время все политизировалось и идеологизировалось. Теперь происходит обратный процесс: политика воспринимается через призму эстетики, этики, науки, религии. Именно поэтому этических требований на митингах едва ли не больше, чем политических.

Да, там звучат вполне конкретные призывы против вранья и воровства. Но речь идет не только о воровстве как о признаке власти - но и о власти, как признаке воровства. Любая власть – кража моей воли, моего голоса, перераспределение моей духовной собственности в чью–то пользу. Само устройство властных институций представляется все больше аморальным и абсурдным. Почему другие, неизвестные мне люди, подчас сомнительных интеллектуальных и нравственных достоинств, должны на протяжении многих лет представлять мои интересы? Почему кто-то, сидящий в Думе, в течение пяти-шести лет голосует за меня и решает, как мне жить? Дело не просто в честных или нечестных выборах, а в порочности самой выборной системы. Ее лживость и негибкость становится все заметнее. Ощущается необходимость перехода от представительной демократии к непосредственной – ризоматической. И это касается не только государственных органов власти, но и партийных институций. Они тоже устарели, поскольку иерархичны и следуют жестким идейным схемам, которые не меняются десятилетиями.

В широком смысле мы наблюдаем в России и мире переход от дискретности к континуальности. Досетевое общество движется прерывистыми импульсами. Газеты выходят раз в день, заседания правительства происходят раз в неделю, Дума и президент избираются раз в 4–6 лет... Интернет формирует другую технику и психологию взаимодействия с реальностью – континуальную. Процесс репрезентации в интернете непрерывен - все постоянно меняется, как в живом мыслящем мозге. Как только что-то рождается в человеческом сознании, оно тут же становится достоянием всех. Эта континуальность подводит нас в обозримом будущем к идее электронного правительства. Назревает переход к сетевому социуму, мгновенной связи всех со всеми.

РЖ.: Термин «этическая революция» все же наилучшим образом подходит к описанию сути протестного движения в России?

М.Э.: Термин немного сомнителен. Речь ведь не о революции в этике, а о торжестве этики и ее истин. Не надо воровать, не надо врать - это не переворот в этике. Это и есть этика, переход от абстрактных пожеланий к конкретным требованиям. Мне ближе термин «антропологическая революция». С каждым витком истории человек восходит на новую ступень социальной организации. Образуется ноосфера – в смысле Тейяра и Вернадского. Сознания могут вступать в непосредственное общение между собой и формировать общенациональный и даже всечеловеческий мыслительный процесс, в который каждый ум вносит свой вклад. Устанавливается власть всеобъемлющего сетевого сознания, соразума – ноократия. Точнее, даже не власть, поскольку нет разделения на властвующих и подвластных; это просто мышление, осуществляемое совокупным мозгом человечества в форме интеллектуальных действий через электронные сети. Можно ли назвать это "революцией"? Революция как раз обусловлена дискретностью, когда перемены долго не могут пробиться в общество и наконец прорываются сокрушительно и деструктивно, сдавленный пар со свистом выходит наружу, а то и взрывает сам котел. Когда же способ организации общества синхронизирован с состоянием умов, это уже не революция и даже не эволюция. Тут речь идет о непрерывности общественно–интеллектуального процесса, о самотворчестве социума. О формировании класса "творян" (В. Хлебников), в который постепенно вливается большинство населения. Изменяется агрегатное состояние общества, оно переходит в более текучее, подвижное, мобильное состояние. Это гораздо радикальнее, чем прерывные революции ХХ века. Они только предвещали темп нынешних перемен и их непрерывность.

РЖ: Вы давно в Америке, и нам интересно, что вы оттуда видите внутри западной и американской философской жизни, на что мы должны обратить внимание? Конечно, мы все следим за чем-то, за какими-то областями философского или социологического знания. Просто интересно, что привлекло ваше внимание, как тонкого наблюдателя.

М.Э.: Это очень русский вопрос. Потому что и Запад, и даже Америка – это понятия, построенные русской ментальностью. Изнутри Запада Запада нет. "Запад" – дистанционное понятие, которое обусловлено именно вненаходимостью России по отношению к Западу. Кстати, очень хорошо следить за новыми "западными" течениями именно по русской прессе, где вдруг выстраиваются обобщения, которых изнутри самого Запада просто не наблюдаешь.

(…)

М.Э.: …Слово «софия» первоначально в греческом языке имело значение практической мудрости, то есть умения что-то производить. Например, Гомер говорит о софии плотника, «умного в длани» и ровняющего «корабельное древо» (Илиада, 15, ст. 411--412). Интересно, что в современном английском языке, в его американской версии слово «философия» также используется в смысле практическом, для нас не привычном. Допустим, ты приглашаешь домой водопроводчика для прокладки каких-то труб. Он объясняет тебе свою "philosophy", т.е. принципы своей работы, соединения труб, выбора материала и т.д. У создателей ландшафтов или у хозяев химчистки – у всех есть философии своих ремесел. Это возвращает нас к античному представлению о философии как о практической мудрости. И я полагаю, что сейчас, в эпоху торжества аналитической философии, которая ограничивается расщеплением тонких волосков слов и значений, нам просто необходимо перейти к философии языкового, смыслового и деятельного синтеза, к философии созидания, чтобы за каждой гуманитарной наукой вставала перспектива новой гуманитарной технологии.

11 января 2012 г.

Беседовал Андрей Архангельский