August 14th, 2012

основной

К земле

Мой старинный друг, человек предельно деятельный, остро переживающий политические извивы нашей повседневной жизни, в одной из многочисленных дискуссий сказал:
- Вот наделили бы всех наших людей землей – и весь мир бы увидел, как умеет трудиться и по-человечески жить наш русский народ!..
Тезис не нов. Известны и все оговорки на эту тему, первая из которых – «всем» земля не нужна, и как минимум, половина облагодетельствованных немедленно сбагрит это богатство более домовитым соседям. 
И пусть. Лишь бы не пустовала земля, лишь бы преображалась. А уж занятый на ее возделывании человек только о земле-матушке и сможет думать и переживать. 
Хорошо это или плохо – спор многих сотен лет. Не спорит здесь (некогда!) только тот, кто прикоснулся к своей земле, кто увидел, как отзывчива она – и одновременно, насколько хрупка. Насколько может быть любима. Насколько скучаешь, отлучившись от нее хоть ненадолго.
Матушка, словом.
Без малого три месяца этот дискурс для меня является уже не отвлеченным, а самым что ни на есть животрепещущим. С конца мая я – дачник. Впервые в жизни.
И все прежние занятия на досуге отошли в сторону. До зимы или вообще, как получится.
Другой мой добрый и мудрый друг, истинный писатель, умеющий в строки хоть частного письма, хоть книги вложить дух светлый и мощный – и при этом дачник с большим стажем, написал мне, приветствуя мой новый опыт: «Дача – тема убойная в переносном и прямом смыслах. Будь бдителен! Главное, не строй громадных планов и не убивайся! Нет ничего более непостоянного и более временного, чем то, что создано на даче"(фразу, достойную занесения в сборники мудрых изречений, выделил я).
Наверное, действительно, прикипать к чему-то, что растет, в прямом и переносном смыслах, на этих сотках – не нужно. Но как расстаться с новым ощущением, еще не до конца сформулированным? В этом ощущении и свобода, и зримость преображения, и какая-то новая ответственность за то, что приручили.
Хотя кто тут кого приручил – большой вопрос.
И так забавно наблюдать за самим собой, когда в свободную минуту выйдешь в Интернет – и не френдленту лопатишь, а гуглишь что-нибудь про обустройство бани, свойства свежего бруса, дренаж и смертельную битву с улитками…
slava polunin

О безусловной любви

Оригинал взят у everlasting_cat в О безусловной любви
Выделено в тексте - мной.

Принято считать, что безусловная, "безоценочная" любовь дается человеку исключительно во младенчестве - дескать, это такое особенное время и обстоятельства, которые никогда больше не повторяются.
Но если подумать, всё оказывается немножко не так.
"Особые обстоятельства" нужны для того, чтобы полюбить. Надо, чтобы человек что-то особенное сделал, или каким-то особенным оказался, или просто оказался в нужное время в нужном месте. Также такие особые обстоятельства нужны, чтобы любовь время от времени поддерживать (потому что без поддержки любовь имеет свойство постепенно сходить на нет).
Но в промежутках между этими волшебными пенделями любовь существует сама по себе, ни за что. Вы любите свой "объект" просто потому что вы его любите. Безусловно и безоценочно. "Счастье моё".
Очевидно, что вышеизложенное касается как младенчика (которого начинают любить тоже при условии что он свой, что удачно удовлетворил потребность заботиться etc), так и любого взрослого человека, и вообще любого объекта, который можно любить.
Это к тому, что проблемы с безусловной любовью имеют не ситуативный характер и не зависят от объекта. Это свойство личности. Человек либо способен "любить ни за что" в промежутках между "любовью за что-то", либо не способен.
Скорее всего, эта неспособность передается по наследству в том смысле, что если ребенка родители любили исключительно "за заслуги" (неважно какие), да еще постоянно это подчеркивали, то и ребенку, когда он вырастет, элементарно не придет в голову, что чувствовать и проявлять нежность можно безо всякого повода.

ОТСЕБЯТИНА.
Этот текст можно принять еще и как краткое изложение прекрасного фильма "Несколько дней из жизни И.И.Обломова" (реж. Н.Михалков).
Антиномия Обломов - Штольц, под увеличительным стеклом, с помощью которого Н.Михалков и А.Адабашьян рассмотрели некоторые фрагменты романа И.Гончарова, это антиномия "любви по наследству, горячей и ни за что" - и "любви за что-то".

обломов