August 24th, 2012

syrano

Вторичность б.акунинской беллетристики воплощается во вторичности экранизаций...

Я сам виноват в том, что полуторачасовое «общение с прекрасным» в лице синематографа предсказуемо завершилось разочарованием.
Ведь я уже вывел формулу: всё, что б.акунин – это за порогом литературы. Это постмодернистские умственные игры, маргарин для тех, кто не пробовал масла. Это индульгенция полуобразованному, «нахватанному» российскому слою горожан, имеющих определенный достаток и свободное время для не напрягающих занятий, выданная на право не читать истинной литературы, но считать себя при этом «самой читающей нацией».
И киновоплощения б.акунинских произведений, на мой взгляд, никогда не войдут в золотую фильмотеку шедевров, снятых на русском языке. Даже участие незаурядных актеров (как в случае «Статского советника» и «Турецкого гамбита») не спасает: ткань фильмов расползается, едва попробуешь рассмотреть ее всерьез. 
Однако, несмотря на все зароки, потратил эти полтора часа на просмотр фильма «Шпион»
Бедные рецензенты примеряют к картине жанр кинокомикса, но это опасно: придется сравнивать с истинными шедеврами в этой области.
Но чаще всего они пытаются найти хоть какие-то плюсы – видимо, в намерении оправдаться перед самими собой: мол, время потратил не зря, а в разговорах в курилке смогу сказать, что с творчеством б.акунина знаком…
Вот что подмечено точно, так это – абсолютная вторичность, тот самый постмодернизм киноподелки, когда на каждом шагу – цитаты из киноклассики, дежавю, повторение найденных приемов – на грани пародии.
Вторичность б.акунинской беллетристики сильна настолько, что кинематографисты вольно или невольно воспроизводят ее – на своем языке. 
Или же постмодернизм, как хворь, настолько разлит в воздухе, что избежать заражения невозможно? 
В который раз скажу – себе в первую очередь – словами Сайфера из «Матрицы»: «Увидел агента б.акунина – б е г и!»