September 10th, 2012

general swain_sila

Смешно, но русским очень часто неуютно на Западе - они постоянно ощущают недостаток «свободы»…

(...) Чем быстрее оппозиция поймет, что либеральная идея не имеет ничего общего с русским пониманием свободы как воли, что настоящее либеральное государство зажимает простого человека в тиски закона похлеще любой диктатуры, тем лучше.
Согласно одному апокрифу, когда революционная толпа французов шла на штурм Бастилии, к ним попытались присоединиться убежавшие из тюрьмы уголовники, которые воспользовались моментом, чтобы вернуть себе досрочно свою свободу. Практически не останавливаясь, революционно настроенные граждане поставили уголовников к стенке и расстреляли, потому что полагали, что криминалу не место в революции. То, что случилось позже, - это другое дело, здесь же речь идет о принципе.
Нигде человек не может быть так «несвободен» как в либеральном государстве, если под свободой понимать «делаю, что хочу». Либеральная свобода – это свобода езды по рельсам: очень быстро, но только в строго заданном направлении. Русская «свобода» - это свобода ходить пешком где угодно: все наступают друг другу на ноги, но каждый думает, что он главный. Смешно, но русским очень часто неуютно на Западе - они постоянно ощущают недостаток «свободы»…
К сожалению, российское восприятие либерализма имеет мало общего с действительным либерализмом. Настоящий либерализм покоится на консенсусе по поводу необходимости существования сильного государства, способного поддерживать в обществе неукоснительный порядок. Для любого настоящего либерала совершенно очевидно, что только по-настоящему сильное и эффективное государство может позволить себе быть конституционным. Либерализм встроен в конституционный правопорядок, а не наоборот.
Владимир Пастухов. Только сильное государство может быть конституционным ©

ОТСЕБЯТИНА.

Абсолютно здравая мысль.
Увы, для русского человека ближайшим синонимом "свободы" является даже не "воля", а - ПРОИЗВОЛ.