October 28th, 2012

seneka

Лытдыбр: Юбилейный год, генеральный прогон окончательного Суда

Отметил 49 лет со дня рождения.

Много было поздравлений, и это приятно. Спасибо всем, кто воспользовался этим поводом «по календарю» для праздника «по настроению», как выразился М.Жванецкий.

Вчера вечером, полагаю, прозвучало самое задержавшееся, но от этого не менее искреннее и желанное поздравление от доброго человека. Счёл этот звонок финальным, кодой.

И с некоторым трепетом вступаю в тот год, который называется юбилейным в полном и буквальном смысле слова.

Когда-то, всерьез – и уже с верой – читая Библию, внимательно перечитывал главу 25 книги Левит Ветхого Завета, где через иудейских священников народу израильскому даются предписания – чем именно наполнить этот год, следующий за сакральным «семижды семь» числом лет.

Исполняйте постановления Мои, и храните законы Мои и исполняйте их, и будете жить спокойно на земле; и будет земля давать плод свой, и будете есть досыта, и будете жить спокойно на ней (ст.18-19).

В толкованиях на этот фрагмент богословы непременно упоминают события уже новозаветной истории: сам Спаситель, взяв Книгу в синагоге, прочел собравшимся о том, что послан «проповедовать лето Господне благоприятное» (Лк 4:18), то есть тот юбилейный год – освобождения и особого служения, жатвы плодов многолетнего труда и верности.

Очень меня эти размышления при чтении затронули.

И хотя мне в тот момент до собственного юбилея было весьма далеко, я как-то всерьез настроился на то, что мой юбилейный год станет зеркалом, в котором я увижу, «чего я стОю на земле нашей грешной». Этакий, говоря театральным языком, генеральный прогон окончательного (в славянском варианте – Страшного) Суда.

И тогда, и сейчас мне не мешает так считать одно обстоятельство: народ израильский пренебрегал высоким и значимым установлением. Собственно, это не только из богословских комментариев следует, но из самого факта прихода Спасителя, пытавшегося вразумить «жестоковыйных» людей избранного народа…

И все прошедшие с того откровения годы, сталкиваясь с юбилеями окружающих знакомых мне людей, примечал – что им приносит жатва плодов прожитой жизни? Глядишь иной раз – человек вроде на гребне успеха, пальцы у него веером, а в пятидесятый год – сплошные неурядицы. Или, напротив, отмечаешь, как в пятидесятый год на достойного человека, словно из рога изобилия, изливаются награды и блага.

Конечно, я понимал некоторую относительность этой занимательной нумерологии. Достаточно знать, что те же японцы, говорят, возраст человека исчисляют с момента его зарождения, а не с часа появления на свет, - и четкий срок наступления 49 или 50 лет становится дискуссионным. В японском смысле, возможно, я свой юбилейный завершаю?

Как бы там ни было, на год, который по устоявшейся традиции и гражданским метрикам является для меня юбилейным, план расписан много веков назад, и не мной:

11Пятидесятый год да будет у вас юбилей: не сейте и не жните, что само вырастет на земле, и не снимайте ягод с необрезанных лоз ее,12ибо это юбилей: священным да будет он для вас; с поля ешьте произведения ее (…)

17Не обижайте один другого; бойся Бога твоего, ибо Я Господь, Бог ваш.

18Исполняйте постановления Мои, и храните законы Мои и исполняйте их, и будете жить спокойно на земле; 19и будет земля давать плод свой, и будете есть досыта, и будете жить спокойно на ней.

20Если скажете: что же нам есть в седьмой год, когда мы не будем ни сеять, ни собирать произведений наших?

21Я пошлю благословение Мое на вас в шестой год, и он принесет произведений на три года; 22и будете сеять в восьмой год, но есть будете произведения старые до девятого года; доколе не поспеют произведения его, будете есть старое (…)

35Если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришлец ли он, или поселенец, чтоб он жил с тобою;36не бери от него роста и прибыли и бойся Бога твоего; [Я Господь,] чтоб жил брат твой с тобою; 37серебра твоего не отдавай ему в рост и хлеба твоего не отдавай ему для получения прибыли.

Пытаюсь перевести на язык будней и выходит: всё мне, что необходимо на этот почти судный год, уже дано, и пользоваться этим нужно разумно и благодарно; не обижать никого, а напротив, всем, кто зависит от меня, дать максимум свободы.

Всё же, повторю: с трепетом вхожу в наступающий год. Тяжело думать о том, что жизнь, которую строю, свойства, которые культивирую, и отношение добрых людей, которое принимаю, – всё это, по высочайшему счету, может оказаться иллюзией, прахом. Впрочем, и важное утешение тут есть: тогда уж точно я смогу ощутить, каким должно быть истинное покаяние.