Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

general-swain-sig

Пятнадцать минут потешного ада

Довелось сегодня пятнадцать минут посидеть в зале ожидания городского автовокзала.
В который теперь нужно входить через металлоискатель.
У ворот металлоискателя - двое охранников в черной униформе.
Еще один наряд из двух men in black ходит по залу.
На выходе к автобусам - турникет. Возле турникета сидит за столом молодая женщина в униформе и с отсутствующим взглядом.
Ей необходимо предъявить билет - доказав, что вы здесь действительно пассажир, а не случайный и потому подозрительный некто.
Сижу с билетом - лицом к большому телеэкрану.
Конечно, на экране не National Geographic, не канал Культура, а самый Первый канал.
После обильной рекламы улыбчивое лицо Елены Малышевой сообщает зрителям, что каждый из семи миллиардов живущих на земле - вне зависимости от того, по какую он сторону силы, расы, политических взглядов и святости находится - целая Вселенная.
Нет, не в духовном смысле. Не в том гуманистическом смысле, что каждый человек дорог мирозданию как уникальный носитель образа и подобия Божия, и на жизнь его никакой властитель или сосед покушаться не должен.
Все проще. Мы вселенная для микробов, которых в нас живут триллионы.
И хороших микробов надо беречь.
Из зала вызывается доктор (ну, человек в белом халате). Вместе с жизнерадостной ведущей они подходят к бутафорскому унитазу, дергают какую-то цепочку-веревочку - и в перекрытый полиэтиленовой плёнкой унитаз шлепается бутафорская, мастерски и со знанием предмета изготовленная какашка.
Улыбающиеся ведущие радостно берут в руки то, что упало в унитаз, победно показывают залу и начинают рассказывать про иммунитет, который в нашем толстом кишечнике оберегают полезные микробы. И еще о чем-то, что доказывает: если кал здорового человека бережно сохранить, обработать, гомогенизировав и очистив, и дать принять нездоровому - то можно спасти десяток несчастных, обреченных в отсутствие здорового кала и содержащихся в нем микробов едва ли не погибнуть, вместе со всеми триллионами ни в чем не повинных микробов.
Все говоримое иллюстрируется живописным технологическим видео, из которого становится успокаивающе-ясно, что дело гомогенизации щедро испражняемого здоровыми людьми ценнейшего лекарства - в надежных и ученых руках.
Единственное, чего не показали, - как готовый препарат доставляется в гастрономы и аптеки на радость страждущим.
Не вымыв руки после практических занятий, Малышева в экзотическом наряде и доктор в белом халате подходят к сервирочному столику и рассказывают зрителям о прОбиотиках и прЕбиотиках, их различии, но безусловной важности для нашей жизни в мире кала здорового человека. И на какие строчки убористого шрифта на баночках молочно-кислых продуктов жизненно важно обращать внимание.
Я, может, и просветился бы, послушал - тем более, что я сижу в зале автовокзала, а не за столом с воскресным завтраком (время как раз утреннее, воскресное, многие в эти часы только пробуждаются, завтракают и - полагаю, как наркоманы, - включают телевизор, обязательно на официальное ТВ).
Но мне мешает послушать Малышеву и небрезгливого доктора голос, раздающийся из динамиков автовокзала.
Голос заинтересованно и подробно рассказывает о том, что в связи с террористической угрозой нужно быть внимательными к бесхозным вещам.
Если раньше подобные предупреждения были формальными (на ж/д вокзале обычно говорили дежурно, двумя-тремя предложениями), то теперь - это просто очерк! Указано, что коробки и пакеты нельзя трогать и самостоятельно обезвреживать. Что форма предмета и его содержание могут сильно отличаться. И если в бесхозной вещи - то, чего вы боялись, могут быть жертвы и разрушения.
В аудиоинструкцию по гражданской обороне вклинился усталый голос дежурного, объявивший о задержке пары рейсов, и рассказ продолжился.
Кстати, был человек, который не стал слушать со всеми сидевшими в зале это предупреждение, - та самая служительница в униформе, что сидела возле турникетов. Она отлучилась, не оставив вместо себя кого-то из наряда, и пассажиры спокойно проходили к автобусам, не предъявляя билетов.
На это обстоятельство внимание служительницы, вскоре вернувшейся, обратила другая молодая женщина, сообщившая, что за время отсутствия официальной охраны множество людей безнадзорно проникло на территорию станции (как я позже увидел - уже обнесенной забором с новехонькой колючей проволокой в варианте "спирали Бруно").
Та просто огрызнулась:
- Что же, мне и в туалет не отлучиться?
Отлучайтесь, милые. Именно в туалет.
Микробы требуют прОбиотиков, а люди нуждаются в пребиотиках (или наоборот) и препаратах из кала здорового человека.
Люди мои дорогие, как вы выживаете в этом аду?
christ

Признак гордеца – это привычка обижаться на то, что на самом деле не больно

(...) Есть слова, которые знает любой христианин: «Бог гордым противится». Но русский читатель Священного Писания, мне кажется, не совсем понимает, о чем идет речь. Дело в том, что слово «гордый» в греческом языке имеет очень интересный смысл: υπερηφανία. Приставка – «гипер», «сверх-», а корень – «фания», явление. Гиперфания по-русски – показушность. Вот тем, кто всегда стремится себя показать, выставлять, задаваке такому – Господь противится («По своему филологическому составу υπερήφανος означает человека, который себя чрезмерно показывает, т. е. который, обладая громадным самомнением, при всяком случае выставляет свою личность на первый план. Таким образом, υπερηφανία очень часто связана с внешней пышностью, роскошью. Отсюда наречие υπεριφάνως употребляется как противоположное по смыслу μετρίως» (умеренно, скромно) – С. Зарин. Аскетизм по православно-христианскому учению).
Так же, кстати говоря, и слово «лицемерие» – ипокрисис: «ипо» – под, «крисис» – суд. Лицемерие – это добровольная подсудность. Лицемер – тот, кто делает себя подсудным другим людям. Тем самым центр своей жизни он выносит вовне и живет на периферии своей же жизни. Он живет своими отражениями в чужих глазах, лайками и подобным… Вот таким людям Господь противится…

(...) Бывают реальные беды, обиды и унижения, а бывают почти что иллюзорные. Признак гордеца – это привычка обижаться на то, что на самом деле не больно. Ну, обогнали меня на трассе или в карьере (в чинах и наградах). Зачем тут изображать гримасу боли? Это все очень виртуально.
Тут я сам должен понять, кто я. Где моя подлинная идентичность? Что мне по-настоящему важно? Что вместе со мной может пройти через долину смерти, через Лету? Кстати, в греческом языке слово «истина» звучит как «алетейя» – то есть то, что не смывается волнами Леты, реки забвения. В общем – бороться и переживать не за все и не по всякому поводу, а за действительно важное.