Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

pero i trubka

Нищий долго извинялся

Вчера я в очередной раз осознал, что жизнь прошла мимо.
Мимо каких-то таких важных вещей.
Ну как если бы будучи советским ребёнком, вы не знали текста Торжественного обещания пионера.
Или не читали "Трех мушкетеров".
Или - недайбо - не знали, что такое плевать жеваной промокашкой через трубочку.
Но со мной случилось.
Только вчера мне рассказали важный, породо- и детствообразующий стишок.
Стишок, который, наряду с "В лесу родилась ёлочка", должен знать, оказывается, всякий претендующий на звание правильного советского ребёнка.
На котором, оказывается, выросло целое поколение.
Причем это именно мое поколение, а не какое-то другое.
Я зря прожил детство.
Зачем-то помню Торжественное обещание пионера, героев "Трех мушкетеров", а вот этого шедевра детской словесности даже не слышал никогда.
А шедевр, как выясняется, существует в стольких изводах, стольких апокрифах и таком количестве вариантов, что мне стыдно стопиццот раз.
Итак, стихи ©

На кладбище ветер свищет
Сорок градусов мороз,
На кладбище нищий дрищет,
Прохватил его понос.
Из земли вдруг вылезает
Весь обосранный мертвец,
Громогласно восклицает:
- Обосрал меня, подлец!
Нищий долго извинялся,
Пальцем жопу затыкал,
Но понос не унимался,
Из-под пальца протекал.

вариант последних двух строк:

Тут мертвец захохотал,
тихо пернул и пропал...

И как теперь жить? Может, вся жизнь моя пошла бы по-другому, если бы...
Только одно утешение: если при мне кто-то произнесёт магический пароль "Нищий долго извинялся..." - я знаю отзыв, я вижу ориентир!
А уж о том, к сколь многим ситуациям можно применить сегодня этот пароль-отзыв, даже не говорю.
И наверстаю теперь, будьте уверены.
________________
UPD. В комментариях добрые и знающие подсказали: это, оказывается, еще дореволюционный стишок!
И советским детям он перешел в наследство (собственно, и упомянутая в тексте "В лесу родилась елочка", и многие другие шедевры).
Горе мне. Я плохо знаю историю. А не только фольклор.
Дети-то советские, оказывается, в списках и изустно передавали наследие раньшего времени.
Это только усугубляет мои страдания: от какой великой традиции я был отлучен судьбой!...
syrano

Мальвина, хохочи

Когда Буратино со своими друзьями попал в затруднительное положение, преследователи подступили вплотную, он очень правильно распорядился:
- Пьеро, читай свои самые гадкие стишки. Мальвина, хохочи во все горло!
Надо бы и мне так.
Начать публиковать в своих аккаунтах самые гадкие стишки.
Пытаться создавать какие-то шутки юмора и хохотать во все горло.
Не показывать, что все эти доберманы, Дуремары и Карабасы, откровенно отравляющие мне жизнь, забирающие у меня часы, годы, заставляющие меня, человека жизнерадостного, постоянно мрачнеть и чувствовать себя за что-то глобальное виноватым, - что все они тщетно меня домогаются.
А потом выгнать их из своей жизни.
Но сначала похохотать во все горло. Пусть они засомневаются, что прижали меня к стене.
"Побольше шуток, в шутках - перца,
Чтоб острое входило в сердце
И острое сходило с языка".
Достали все, претендующие на мое хорошее настроение.
Не будет вам большого барабана.
slava polunin

Ввергать в унынье и без того уже унылых

О силе поэтического слова.
Еще в школьной юности, влюбившись с первого просмотра в телеверсию комедии Лопе де Вега "Собака на сене", на второй просмотр записал с телевизора весь фильм на магнитофон "Днiпро".
И с третьего прослушивания выучил наизусть.
Что-то помню до сих пор. И понимаю, что главной причиной тут не крепость юношеской памяти, а точеный перевод М.Лозинского.
Все слова там поставлены так, что по-другому никак. И запоминается потому, просто как дыхание.
То же самое могу сказать и про "Тёркина", и про перевод В.Соловьева героической комедии Э.Ростана "Сирано де Бержерак", и конечно, про филатовскую "Сказку про Федота-стрельца". Все эти поэтические творения запоминаются мгновенно, потому что - настоящие.
Про "Собаку на сене" вспомнил сегодня потому, что с утра нарисовалась ситуация, в которой вполне уместно было бы пожурить молодого человека за его досадный косяк. Весьма показательный косяк, словно созданный для "педагогического напримера". Косяк, за который он сам явно переживал.
Чувствовалось, что момент исключительно показательный, и вспашка зяби могла бы принести богатые плоды.
Словом, ситуация складывалась без малого идеальная.
Но память выбросила строчки из пьесы Лопе нашего де Вега:
"Не будь грехом ввергать в унынье
И без того уже унылых,
Я бы напомнил вам сейчас,
Как вы взлетели горделиво..."

Да, строчки из любимой романтической комедии детства уберегли от греха.
И от соблазна "ввергать в унынье и без того уже унылых".
И я промолчал. Не использовал момент. И ни секунды не пожалел.
Не ввергайте.
И читайте стихи - особенно любимые с детства строки. Это - очень.
seneka

За собственные пакости ненавидя

Есть в "Братьях Карамазовых" один фрагмент, к которому я часто возвращаюсь мысленно, когда встречаю проявления неспровоцированной ярости, гнева и жестокости.
Когда видишь, до каких низостей могут доходить люди.
Неважно, речь идет о конкретных людях или о группах людей, ассоциирующихся со страной, погрязшей в несправедливой войне. Психологическая суть ведь одна здесь.
Вот этот фрагмент.
(...) И вот тут-то Федор Павлович и выкинул свое последнее колено. Надо заметить, что он действительно хотел было уехать и действительно почувствовал невозможность, после своего позорного поведения в келье старца, идти как ни в чем не бывало к игумену на обед. Не то чтоб он стыдился себя так уж очень и обвинял; может быть даже совсем напротив; но все же он чувствовал, что обедать-то уж неприлично. Но только было подали к крыльцу гостиницы его дребезжащую коляску, как он, уже влезая в нее, вдруг приостановился. Ему вспомнились его же собственные слова у старца: "Мне все так и кажется, когда я вхожу куда-нибудь, что я подлее всех и что меня все за шута принимают, - так вот давай же я и в самом деле сыграю шута, потому что вы все до единого глупее и подлее меня". Ему захотелось всем отомстить за собственные пакости. Вспомнил он вдруг теперь кстати, как когда-то, еще прежде, спросили его раз: "За что вы такого-то так ненавидите?" И он ответил тогда, в припадке своего шутовского бесстыдства: "А вот за что: он, правда, мне ничего не сделал, но зато я сделал ему одну бессовестнейшую пакость, и только что сделал, тотчас же за то и возненавидел его". Припомнив это теперь, он тихо и злобно усмехнулся в минутном раздумьи. Глаза его сверкнули, и даже губы затряслись. "А коль начал, так и кончить", решил он вдруг. Сокровеннейшее ощущение его в этот миг можно было бы выразить такими словами: "Ведь уж теперь себя не реабилитируешь, так давай-ка я им еще наплюю до бесстыдства: не стыжусь, дескать, вас, да и только!" Кучеру он велел подождать, а сам скорыми шагами воротился в монастырь и прямо к игумену. Он еще не знал хорошо, что сделает, но знал, что уже не владеет собою и - чуть толчек - мигом дойдет теперь до последнего предела какой-нибудь мерзости, - впрочем только мерзости, а отнюдь не какого-нибудь преступления или такой выходки, за которую может суд наказать. В последнем случае он всегда умел себя сдерживать и даже сам себе дивился насчет этого в иных случаях.

Так что, встречая подобную неожиданную озлобленность, не торопитесь интеллигентски рефлектировать: мол, может, я что-то сделал неверное, нехорошее, и это стало причиной такого ко мне отношения?
Спросите лучше нападающего на вас: может, в чем-то непотребном твоём простить тебя, чтобы это тебя не мучало?
Скорее всего, ответ будет столь же злобным. А то и еще яростнее, поскольку вы могли попасть в сердцевину. И уличенный в желании напакостить вам многократно еще и за разоблачение будет сердиться на вас.
Но и до преступления - Достоевский свидетельствует - не дойдет, и возможно, это будет последний подобный припадок.
Но даже если все сложится не лучшим образом, я - по нынешним временам - все равно практиковал бы именно такую последовательность вопросов: сначала спросить - не отпустить ли тебе какой грех, не освободить ли от гнетущего чувства вины, которое успокоиться не дает и только повышает градус ненависти; и лишь после этого думать: что я сделал этому человеку, вольно или невольно?
Чаще всего - ничего вы ему не сделали.
Иначе знали бы, почему на него так злобитесь.
pravopisanie

Ветряные мельницы, или Прощание с Матрёной

Хотел было снабдить эту заметку подзаголовком "граммарнаци псто", да передумал.
Нет ни сил, ни желания залезть на табуреточку с надписью: "да когда же вы учиться будете, книжки читать?"
Потому что те, кто хранит данные когда-то высшему образованию обеты, они и сами грустят от происходящего. А те, кто патриотизм свой избавил от любви и заботы о главной "скрепе" - родной речи, им эта тема сплошь досада и зудение комариное.
В итоге просто констатация.
Утром на автобусной остановке замечаю брошенную упаковку из-под фисташек.
На ней крупно - название, "бренд", так сказать.
САНЧО ПАНСО.
Да, фамилия спутника и оруженосца Дон Кихота в написании на конце имеет букву О.
Того самого Дон Кихота, что с ветряными мельницами сражался.
Я, конечно, вспомнил курьёз студенческой юности, когда на вопрос об имени оруженосца кавалера Дон Кихота мой однокурсник, имевший по социалистическим временам самое что ни на есть правильное классовое происхождение, ответил: "Санчо Панчо". Это было смешно, запомнилось. Но историческая правда состоит в том, что оконфузившийся однокурсник не только отменно, со всею страстью Макара Нагульнова учился на факультете, но и потом учился упорно, защитил докторскую.
Тем же, кто по каким-то неведомым мне причинам простеньким снекам "под пиво" (да ещё, как я понимаю, точно не из Испании - до 80% фисташек выращивают и готовят к поставкам любителям пива в бывшей Персии) дал имя литературного персонажа, на всякий случай округлив ему фамилию, вряд ли "постановка на вид" поможет покаяться и в итоге защитить филологическую кандидатскую, хотя бы.
Да что там Испания средних и послесредних веков.
Вот, подметили внимательные: когда диктор на очень первом и очень государственном канале сообщала прискорбную весть о кончине великого русского писателя Валентина Распутина, в перечислении известных его произведений назвала она и "Прощание с Матрёной".
Не с Матёрой, как в оригинале, а с Матрёной.
Берегите, патриоты, ваши скрепы, которые сегодня сжались. Когда-то была страна Пушкина, Ломоносова, Улановой. Теперь ваши скрепы - это ядерные боеголовки, которые любимый и лелеемый вами фюрер готов был расчесхлить, если бы не дали ему крымнаша, игрушку, вымечтанную с детства.
Не нужны вам ни Санчо Панса, ни благородный Дон Кихот, ни свой, почвенный из почвенных Валентин Распутин.
Вам бы с путиным, зачем вам Распутин, Царствие ему Небесное.
Вам фисташки к пиву, а не Дон Кихота.
syrano

Что прибавится - не убавится

Благодаря записи постоянного автора ФБ, познакомился с оригиналом стихотворения "Признание" Николая Заболоцкого.
Того самого стихотворения, искаженные слова которого напоет всякий, знакомый с поп-музыкой 80-90-х.
Стихотворения и романса, которые стали предметом литературного и музыкального плагиата.
Спасибо публикатору и счастливому случаю: я теперь иначе отношусь (хоть, увы, по-прежнему плохо знаком со сводом стихов Н.Заболоцкого) к этим стихам.
Попса попыталась выжать из яркого проникновенного стихотворения максимум, но в который раз "подредактировала" текст.
Эта редактура попсы, увы, корежит самые интересные строки.
Хрестоматийно - "Город золотой" (известна песня, конечно же, в исполнении БГ). Город, в оригинале, не "под", а "над" небом голубым, и это очень многое меняет.
Стилизация под школьно-ВИА- дворовое музицирование стихотворения А.Вознесенского "Плачет девочка в автомате" (известна песня в исп. Е.Осина) превратила бедную плачущую девочку в странную фигуру. В оригинале строки звучат "прячет в зябкое пальтецо ВСЁ в слезах и губной помаде перепачканное лицо". В песенной версии слово "всё" (относящееся к лицу) заменено на "вся" (т.е. вся девочка - в слезах и помаде? а про то, что же она прячет в пальтецо, текст обрывается...).
Так и с Заболоцким произошло.
Не "очарована", а "зацелована", - посложнее ряд, поярче, пооткровеннее, не правда ли?
И обожгу тебя - "горькую" (в оригинале), а не "добрую" (в песне) - тоже ведь отличается?
Не "Что не сбудется - позабудется, Что не вспомнится, то не исполнится" (так в песенной версии), а "Что прибавится – не убавится, Что не сбудется – позабудется…"
Вот оригинал полностью.
Лучше - в оригинале.
Это не занудство, а возвращение красоты и истинного поэтического материала. Не последующих лубков и подделок.

ПРИЗНАНИЕ
Николай Заболоцкий
Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!
Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумасшедшая.
Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.
Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.
Что прибавится – не убавится,
Что не сбудется – позабудется…
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?
И напоследок, о том, что там, где портят исходник, всегда какое-то шарлатанство возникает.
Александр Лобановский
Это авторский текст стихотворения Николая Заболоцкого (1903-1958). Популярная песня на его основе называется "Очарована, околдована" (текст Заболоцкого при этом немного изменен), автор песни - питерский бард Александр Лобановский (р. 1935). В годы Перестройки авторство песни пытался присвоить себе Михаил Звездинский, который оказался шарлатаном. В итоге в 1990 Лобановский обратился в ВААП с просьбой в судебном порядке подтвердить свое авторство песни "Очарована, околдована", а также еще пяти песен, присвоенных Звездинским. Суд подтвердил авторство Лобановского.(на снимке)
asisyay

Самоочищение памяти

Как всегда, очень тонко написала marta_ketro в Разрушая наслаждения и разлучая собрания

...У меня довольно обширный опыт разрывания привязанностей. Расставания бывали разные, медленные и мгновенные, добровольные и вынужденные, мучительные и лёгкие, дружеские и конфликтные. Но всегда я находила правильным зачищать эмоциональные следы, когда близость закончена. Расставаться можно годами, отлипая и отрываясь очень постепенно, но как только окончательное отделение произошло, я теряю к человеку всякие чувства, и раздражение, и тепло. Коротко говоря, искренне забываю.

Принято думать, что позитивным результатом является сохранение доброго отношения, но я в таких случаях считаю, что отсоединения не произошло. Только полное и окончательное безразличие кажется мне гигиеничным. Человек, носящий на себе следы прежних (как добрых, так и негативных) привязанностей, выглядит облепленным жвачкой. Более того, он, как берёза, утыканная желобками для сбора сока, по капле теряет энергию через каждый канал. Когда незавершённых связей становится слишком много, человек разрушается. Отношения должны быть живыми и взаимными, если вы отдаёте кому-то своё тепло или раздражение в несимметричном порядке, вы затрачиваетесь впустую.

Почти все согласятся со мной, если речь идёт о негативе, но чаще всего, когда кто-то уехал от старого друга и прекратил с ним общение, он подразумевает, что расположение осталось. У меня же доброжелательности будет не больше, чем к попутчику в поезде - минус интерес, естественный к незнакомому человеку. Этого-то я уже знаю.
Это логично. Если человек мне ценен, я сохраню общение на любом расстоянии и смогу возобновить близость через годы. Если же выбрала закончить, незачем оставлять открытый канал, даже когда на той стороне есть ещё тепло для меня.

Возможно, это следствие интровертности. У меня маленький ресурс внимания и душевных сил, я не могу фонтанировать просто так, мне нравится чувство свободы от других людей. Слишком часто вижу тех, кто удушен поводками, зависимостями и прочей незавершёнкой. Мне не нужно чувствовать столько тепла, не говоря об отрицательных эмоциях. И я рискую обделить актуальные отношения, как если бы одновременно читала книгу, смотрела фильм и говорила по телефону. И, скромно выражаясь, я владею технологиями сепарации, которые честно со мной срабатывают. Поделиться ими невозможно, сразу говорю, каждая психика формирует свой навык.

Смущает вот что. Отскребая жвачку, я удаляю и память. Теоретически знаю, что провела сколько-то месяцев или лет в связи с этим человеком, но когда уходит эмоциональное наполнение, воспоминание остаётся настолько неценным, что к нему больше незачем возвращаться. Нет ни малейшего желания восстанавливать чью-то улыбку по строчкам переписки, воскрешать трепет и возбуждение - это попросту невозможно. Получается, я обедняю своё прошлое. Потому что сохранённая привязанность (есть такие, добровольно оставленные в живых даже через десяток лет в разлуке) до сих пор для меня источник впечатлений. Возможно, я каждый раз сжигаю альбомы фотографий, вместо того, чтобы убрать их на дальние полки, а потом пересматривать в самые тёмные вечера. Возможно, у меня будет очень скучная старость.

Но я выбираю быть живой для живых, на мёртвое у меня нет ресурсов.

Совершенно точные наблюдения. Психологически точные.
Если бы меня пригласили что-то сказать по теме, я бы усилил тезис "удаляю и память".
Удаляю ли самостоятельно или она сама как-то очищается?
Мне кажется, что память очищается сама. Возможно, в целях самозащиты.
И иной раз оказываешься в нелепой ситуации.
- А помнишь? - спрашивают тебя.
- Нет, не помню, - искренне отвечаешь.
Часто тебе не верят. Подозревают в лукавстве. Они же, вопрошающие, помнят! Причем помнят, словно это было вчера!
А ты не помнишь.
И совсем не сокрушаешься по этому поводу.
"До смешного доходит"© Силишься что-то вспомнить - ну хотя бы для исторических параллелей, для литературного воплощения давней истории - а те ячейки в памяти пусты.
Но другие-то не пусты! И иной раз в пугающе точных деталях вытаскиваешь из памяти воспоминания глубокого детства, родительского дома, прогулок с бабушкой, можешь нарисовать план школы, в которой уже почти 35 лет не был и никогда не будешь...
marta_ketro помогла поставить точный диагноз: значит, "отсоединение произошло... и полное и окончательное безразличие состоялось, и оно - гигиенично".
Только мне раньше казалось, что описанный феномен свойствен почти исключительно мужскому способу восприятия мира, а оказывается, не совсем так.
pero i trubka

Alt 0169

Придумал образ для характеристики некоего педанта/зануды/аккуратного литератора.
Автобиографической, откровенно говоря, характеристики.
Образ вряд ли будет прочитываем всеми. И даже с разъясняющей сноской может восприниматься как вычурный.
Но теми, кто чуть больше, чем "уверенный пользователь ПК", вполне может быть воспринят как изящный, обращенный едва ли не к "тайному знанию" увязших в матрице.

"Он использовал в текстах очень много цитат.
Цитаты могли быть краткими или пространными, остроумными или занудными.
Но они непременно были безукоризненны как научный источник. Со ссылкой на текст, с максимумом деталей, подтверждавших: с подлинным верно.
И обязательно со знаком соблюдения Конвенции - ©
Сочетание клавиш Alt 0169 - единственное сочетание, которое он навсегда и твердо запомнил из огромного списка Alt-кодов, однажды присланного ему приятелем-программистом".


Сочетание клавиш (цифры надо последовательно набирать при нажатой Alt на правой, цифровой клавиатуре, не забыв включить ее клавишей NumLock) и дает знак "цопирайта" - ©.
ne-zavershayu

Занудства псто

Я откровенный и - льщу себя надеждой - образцовый зануда.
Образцовый - то есть такой, на ком можно проверять других - зануды ли они.
Или только прикидываются.
Или им просто в тот момент плохо, болеют, а так - белые и пушистые.
В университете в курсе зарубежной литературы мне очень нравились романы и повести, переведенные с немецкого. Новалис, Томас Манн.
Или с английского - Филдинг, например.
А "Гаргантюа и Пантагрюэля" я так и не осилил.
Хотя до сих пор любимейшее произведение, совмещающее "в одном флаконе" всё, мне дорогое, в том числе и жанрово, - это французская героическая комедия Эдмона Ростана "Сирано де Бержерак". Но я занудно знаю про пьесу и ее постановки без малого почти всё, в четырех переводах. В одном переводе (В.Соловьева) знаю наизусть. Ну не занудство ли?
В университете же у меня было много добрых приятелей, но особо дружен я был с теми, кто тоже мог претендовать на звание зануд - по признаку скрупулезности, внимания к оттенкам значений слова. Мне с ними не было скучно (а скука - породообразующее понятие в определении зануд). Поскольку наши дружбы были прочными, полагаю, - им со мной тоже.
Мне и сегодня доставляет радость точное и уместное цитирование любимых мультфильмов, фильмов и текстов детства, юности и молодости. И расстраивает, когда кто-то не припомнит, из какого киношедевра фраза "Я рассчитывал на тебя, Саид..."
До сих пор я вместо естественного "мне нравится" могу сказать противоестественное "это правильно".
Потому что когда "правильно" - внутри меня всё наполняется светом, теплом и явно высшими очень добрыми энергиями.
И очень завидую англичанам, чью культуру и монархию, "всё это богатствие очень люблю и уважаю"©, с их коротким right (столько прекрасных, с моей точки зрения, русских аналогов, на которые всем существом откликаюсь, вмещено в одно слово!).
Когда в церковнославянском варианте Евангелия я прочел, что "Царствие Божие нудится, и нуждницы восхищают Его", я воспринял это как поощрение.
Потому что этимологически зануда происходит от слова, означающего усилие и напряжение, не рассеянность, а собранность, скученность (отсюда, кстати, и скука как обездвиженность и стесненность).
И я никогда не стеснялся занудства. Возможно, потому, что равное душевное наслаждение мог получить как от общения с живыми людьми, так и неживыми произведениями, созданными живыми людьми. Книгами, музыкой, просто созерцанием чего-то, иногда совсем безлюдного.
В ситуации, когда кто-то, сторонясь моего занудства, избегал общения со мной, я не успевал огорчаться.
Думаю, много было таких в моей жизни, ушедших по-английски, деликатно не назвав впрямую эту причину - как ты достал своим занудством!
"Из забывших меня можно составить город
Как образцовый зануда рылся в источниках, пытаясь собрать все оттенки значения.
Поскольку на этот текст может упасть взгляд совсем не зануд, уберу ссылки под кат.
Collapse )
Ну и ради чего всё это занудство предпринято?
Что автор хотел поведать прогрессивному человечеству? И что из сказанного было человечеству неизвестно?
Человечество давно заклеймило зануд как людей, доведших доброе вино (скрупулезность и аккуратность, подробность и трудолюбие, стремление дойти до сути) до состояния уксуса (морализаторство, граничащее с ханжеством и нетерпимостью, бесчувствие и ригоризм, "глубокую философию на мелких местах", педантизм до оскомины).
Всё так.
Все коннотации - негативные. Зануды - как на ладошке, плоские, не рельефные, без особых нюансов. Предсказуемые до неприличия.
Но именно это обстоятельство не дает покоя. И на правах канонического зануды задам вопрос. В никуда.
Почему окружающие, знающие всё про зануд, но не оставляющие их, часто опираются на "светлые стороны" "хороших исполнителей", принимают комфорт основательности и надежности,- но без стеснения и без малейшей благодарности способны мгновенно и безапелляционно обрушивать на этих педантов гнев и презрение, как только "надоело" или испортилось настроение?
Упрекать в том, что "тяжело с ними"?
Гневаться на их естественную инерцию (ведь скажи зануде эмоциональную фразу, просто вырвавшуюся в приступе аффекта, - он будет "тормозить", вдумываясь в нее, извлекая из каждого слова смысл и ища наилучшее, "правильное" решение)?
Да, он тормоз. Так не путать с акселератором педаль тормоза - и не будет аварий.
Да, он любит, когда "правильно", в чем почти аутист. Ну так не отхлёбывать из его чашки, если ему это не по душе и он сказал об этом не раз.
По-моему, так называемые "добрые и незанудные люди" тут лукавят, обвиняя вытесненных в изгои общения зануд в том, что зануды отравляют им жизнь.
Как раз спонтанных и "живых", с подвижной психикой, людей трудно предсказать. И "легкие" в общении постоянно оставляют ловушки и западни на пути прямолинейных скучных педантов.
Сегодня "живому и непосредственному" под настроение хочется "моря цветов", завтра - "зарезать кого". Завтра - наоборот или ... не наоборот.
Но педант никогда не угадает, какой ответ сегодня "правильный". И что сегодня доброму и человечному человеку из светлого мира хочется как раз того, что вчера он настрого запретил...
Вот бы не-зануды всего мира оставили зануд в покое - и жили бы своими непосредственностями, меняя по прихоти полюса и знаки "север - юг", "хорошо - плохо". Между собой!
Сколько они так проживут - не готов предположить.
Но знаю, что зануды, оставленные на малообитаемом острове, - выживут.
Причем все.
И это - правильно.
general_swain

Свобода - это то, что ты можешь сделать с тем, что делают (сделали) с тобой

Оригинал взят у drlevi в И снова Быков
Ну просто нельзя не поделиться. Со мной поделился друг из Украины - а я с теми, кто разделяет слегка заковыристое, но гениально точное определение Сартра (по памяти, могу быть неточен в словах, но за смысл ручаюсь): "Свобода -  это то, что ты можешь сделать с тем, что делают (сделали) с тобой".
И с теми делюсь, конечно, кто способен ценить стихи как таковые, кто готов наслаждаться талантом и мастерством стихосложения, цветами живого творчества.

Итак, Дмитрий Быков.

Прекрасный день придет и будет прожит, и мы увидим каждый грязный рот, поскольку вечно врать никто не может, особенно когда бездарно врет.

Когда-нибудь, товарищи потомки, — мы тоже доживем, хотя не все, — сегодняшние мелкие подонки раскроются для вас во всей красе, и как сейчас — пригожинские тролли и глупых провокаторов орда, проявятся их подлинные роли. И что мы с ними сделаем тогда?
Тогда уже не анонимный взломщик, таинственный боец Шалтай-Болтай, — все будет и торжественней, и громче, как было после культа, почитай. Мы всех тогда узнаем поименно, плюс выплаты с графою «итого»: отцов шедевра «Пятая колонна», хозяев Энтэвэ и Энтэо, любимых идеологов системных — их в сумраке пока не различить, — спускавших на каналы четкий темник, кого превозносить, кого мочить; их всех, разоблачавших укробунты, плюс их духовных западных отцов, всех, кто кричал о злодеяньях хунты, сирийцев выдавая за донцов; тут подлинный разбой, а не пиар уж. План Геббельса, начало всех начал. Мне кажется порою, что и Ярош от них такой же темник получал. Что делать с вихрем этой нанопыли? Одних газетных монстров штук пятьсот… Я думаю, там искренние были, но искренность, ей-богу, не спасет: в единый ряд придется всем усесться. Там все равны — и циник, и дебил. Ведь если кто убил по зову сердца, он все равно, товарищи, убил. Прекрасный день придет и будет прожит, и мы увидим каждый грязный рот, поскольку вечно врать никто не может, особенно когда бездарно врет. «Известия», «Культура», «Литгазета», истерика, халтура, глас гэбни — со всех однажды спросится за это, и с каждого. Но мы же не они. Не ссылкой же грозить за эту ложь им: «Иди меняй профессию, удак»? Нас разгоняли — мы погнать не можем; нас прикрывали — «но нельзя же так!». Креаклы, нацпредатели, сислибы! Вруны пред нами правы и чисты. Мы в стоп-листы, пожалуй, их внесли бы — но мы же отвергаем стоп-листы, свободу гарантируем, как лохи, терпимостью пропитаны насквозь… Пропагандисты брежневской эпохи при гласности не каялись, небось, — ни за свои публичные медали, ни за свои секретные рубли: «Мы ни при чем», «Нам тоже много врали», «Есть дети», «Мы иначе не могли»… И вот, когда исчезнут тени в полдень, что делать нам?
Решение одно: для всех для них создать медиахолдинг и честно обозвать его «ОНО».
Я не найду названия иного. Пусть буквы трехметровые висят. Пусть гордо украшает это слово газеты шапку, здания фасад, изящный логотип телеканала… Пусть ежедневно слышит вся страна: «По мнению ОНА…», «ОНО сказало…», «Согласно сообщениям ОНА…». Канал «ОНО-информ», «ОНО-погода», «ОНО-кино», приятное уму, — и главное, что полная свобода и никаких репрессий никому! Ведь вся страна смотрела и молчала, сбиваясь обездушенным гуртом… И рейтинг будет бешеный сначала, хотя немного снизится потом, — но все, кто полон зависти и злобы, кто жаждет мучить, бить, ходить в строю, — по всей стране смотрели бы «ОНО» бы и дозу получали бы свою. Иной увидит в этом святотатство — но нас ли, скромных, в этом обвинить? Иные, может быть, не согласятся — тем разрешат профессию сменить, и в этом есть оптимистичный вызов — тебе начать с нуля разрешено! А кто, как прежде, хочет в телевизор — пожалуйста! Но на канал «ОНО». И никакого прочего канала, и никакого прочего труда, поскольку то, что вышло из анала, не смеет зваться мозгом никогда! Сначала, может быть, поколбасятся — особо те, кто в статусе светил, — но после, я уверен, согласятся. Вопрос цены, но я бы заплатил.

В конце концов, ОНО неистребимо, естественно и каждому дано… Но пусть хотя бы вместо псевдонима использует название «ОНО».